Павел Вежинов. Однажды осенним днем на шоссе






Белый стул был без спинки, и я почувствовал, что дрожу от напряжения. Я пробыл здесь уже почти час, и за все это время он ни разу не пошевелился на своем тесном ложе. Может быть, поэтому простыня была совершенно несмятой, как если бы под ней лежал не человек, а покойник.
- Нет смысла, - сказал он утомленно. - Ни малейшего смысла во всей этой истории...
Я хотел возразить ему, но почувствовал, что мне просто не справиться. Он немного помолчал, а затем снова заговорил, без всякой связи с предыдущим:
- Все, что мы называли субъективной жизнью, все это, в сущности, нечто нереальное... Как, например, нереальны облака, отражающиеся на глади озера. Когда ветер поднимет зыбь и отражение исчезнет, это ведь не значит, что исчезли и сами облака... Все, что в тот миг произошло на поверхности озера, смерть без смысла и значения...
- И все-таки надо жить, - возразил я машинально.
- Зачем?
- Потому что это естественно...
- Очевидно, ты прав, - сказал он неуверенно. - Естественно, но безрадостно. Появляешься из ничего, существуешь и снова превращаешься в ничто. Другое дело, конечно, если достигнешь какой-то цели, в которой заключается весь смысл твоей жизни...
Я молчал. В комнате, большой, светлой, незаметно стемнело, откуда-то донесся далекий гул. Только его лицо оставалось все таким же белым, с чистыми, гладко выбритыми щеками и вздрагивающими рыжеватыми ресницами. Он перевел взгляд на окно и тихо сказал:
- Будет гроза, тебе надо ехать...
- Ничего, - ответил я. - У меня машина, ничего...
- Нет, ты иди... На шоссе будет скользко, это опасно...
Действительно, оставаться здесь дальше не было смысла. Я чувствовал, как начинает рушиться даже то немногое, что мне с таким трудом удалось укрепить в нем. Я встал и бодро протянул ему руку, но он вяло улыбнулся и не подал своей.
- Иди, иди!
Доктора Веселинова я еще застал в кабинете; он сидел, склонившись над рентгеновскими снимками. Один из снимков, который он держал в руках, неизвестно почему напомнил мне далекую, рассеянную в черном мраке галактику.
- Ну как, по-вашему, ему лучше? - спросил он, не поворачивая головы.
- Мне кажется, лучше, - ответил я.
- Необходимо все-таки ему внушить... Без операции я не гарантирую, что он вообще выживет.
- Да, понятно, - сказал я.
Доктор наконец оторвался от снимков и поднял на меня странные глаза оливкового цвета.
- Теперь остается рассчитывать только на вас, на ваше влияние. Его душевные силы на исходе...
У меня заболела голова - от волнения и больничных запахов. Когда я вышел на улицу, над горами действительно висели черные грозовые тучи, но в ту минуту я не обратил на них внимания. Нервные маленькие смерчи крутились по асфальту двора и разбивались в прах о мою машину. Едва я тронулся, как по стеклу застучали первые капли, крупные и стремительные, словно пули. Лишь тут мелькнула у меня мысль, что шины уже очень изношены. Но я особенно не встревожился - после такого тяжкого дня я чувствовал себя совершенно опустошенным. Дал задний ход, выбрался на дорогу и потащился неспешно в гору, не прибавляя скорости.
Буря застала меня уже на первых километрах. Это была, очевидно, одна из запоздавших сентябрьских бурь, но разразилась она с достойным грохотом и треском. Смотровое стекло заливали такие потоки виды, что пришлось остановиться. Я осторожно отвел машину на обочину и выключил мотор. Дождь лил с прежней силой, громовые разряды следовали непрерывно, один за другим. В Искырском ущелье я попал однажды в такую же грозу, и мне это даже понравилось. Все же на этот раз я хорошо сделал, что остановился: по асфальту, словно река, неслась черная мятежная вода, в которой время от времени отражались мертвенные отблески молний. Рядом, почти сразу же за асфальтом, ничем от него не отделенная, тянулась дышащая испарениями пропасть. Со своего места я не видел, насколько она глубока, но можно было не сомневаться, что моя машина, окажись она на дне, выглядела бы детской игрушкой.
Я приоткрыл боковое стекло и пересел подальше от руля, чтобы брызги не летели в лицо. Потом закурил сигарету и откинулся на сиденье. Чувствовал я себя скверно, мысль о смерти не оставляла меня. Я готов был примириться с ней, вот что самое страшное. Хотя трудно было понять, что значит примириться с мыслью о смерти - ведь никто живой не может ощутить саму смерть!
От моего костюма все еще исходил больничный запах и действовал мне на нервы. А что станет, если я вдруг двинусь прямо, к самой пропасти? Каждый назвал бы это безумством. Но в таком случае разве не безумство все, что мы совершаем в своей жизни? Вот о чем, может быть, размышляет в душе мой друг. По спине у меня пробежала легкая дрожь, и я торопливо поднял стекло.
Гроза как будто стала утихать. Дождь, мутный, серый, еще шел, но уже ослаб, его сносило ветром. Я снова включил мотор. Видимо, где-то далеко на западе в плотном слое облаков приоткрылось оконце, потому что на асфальте появились розоватые блики. Я снова двинулся по горной дороге, а затем постепенно стал прибавлять скорость. Я Совсем позабыл про свои изношенные шины, колеса с приятным шелестом несли машину по влажному асфальту. Розовых отблесков становилось все больше, даже маленькие березовые рощицы, которые устроились на склонах гор, казались красными.
Я проехал, наверно, километра два, когда увидел на дороге человека. Заметил я его еще издали, он появился откуда-то слева; брел, слегка горбясь, один в этом пустынном месте, и от всей его фигуры веяло унынием.
Пока я смотрел на него со спины, он казался мне человеком пожилым, даже старым. Сухощавый, плечи опущены, в морщинистой шее чувствовалось напряжение, как у вола, который терпеливо тянет куда-то свою повозку. Подъехав ближе, я увидел, что на нем изношенные штаны и грубая брезентовая куртка. Замызганный полупустой рюкзак болтался у него за плечами, словно незрелая, сбитая ветром груша. Я уже совсем проехал мимо, когда вдруг неожиданно для себя остановился. Раньше я часто брал в машину случайных попутчиков, но давно уже этого не делал - то ли стал равнодушнее, то ли просто обленился. Но тут все же затормозил. Колеса пробуксовали, однако снова я не придал этому никакого значения. Открыв дверцу, я посмотрел назад на старика. В сущности, стариком его назвать было нельзя - ему, наверно, не было и шестидесяти, хотя лицо действительно изборождено морщинами, с грубой, обветренной кожей, какая бывает у заядлых грибников, шатающихся по здешним лесам.
Человек мимолетно взглянул на меня, но продолжал свой путь, очевидно, не предполагая, что я остановился ради него. У меня мелькнула мысль, что он совсем не промок, видно, успел где-то укрыться от дождя.
- Садитесь, - сказал я. - Если, конечно, нам по пути...
Он с сожалением взглянул на свои грязные ботинки.
- Я вам тут наслежу...
- Ничего, садитесь...
Человек, явно колеблясь, подошел к машине. Я открыл заднюю дверцу, он сел, и опять я про себя отметил, что его просторная куртка почти сухая.
- Спасибо, - сказал он негромко.
Однако рюкзака не снял, может быть, опасался, что, когда выйдет из машины, забудет свои грибы. А может, вообще не привык ездить в машине...
- Куда держите путь? - спросил я от нечего делать.
Человек ответил не сразу:
- Да так, иду просто... Куда ветер дует...
Слова были простые, обычные, но голос его удивил меня. Такой хорошо поставленный, звучный голос мог принадлежать, скажем, бывшему учителю гимназии.
- Вот и хорошо, - сказал я. - Я еду до Владо Тричкова...
- Да, я знаю, - проговорил он. - У вас там дача.
- Извините, может быть, мы с вами знакомы? У меня, к сожалению, неважная память на лица.
- Нет, нет, вы меня не встречали, - ответил он. - А я однажды видел вас, вы стреляли из духового ружья...
Я вспомнил об этом случае с досадой и странным ощущением вины. Действительно, года два назад я купил такое ружье для сына, но решил попробовать игрушку, и кончилось тем, что я перебил воробьев во всей округе.
- Да, правда, - пробормотал я недовольно. - Словно бес в меня какой вселился...
- Одна из страстей, которая исчезнет у людей в последнюю очередь, - обронил он негромко.
- Какая страсть?
- Да вот эта - убивать.
Голос его прозвучал мягко, в нем не слышалось никакого упрека.
- Ну, не все можно называть убийством, - возразил я обиженно. - Ведь это же охота.
- Ну да, охота, - согласился он. - Но в конечном счете гибнет живое существо...
Я обернулся и взглянул на него. Он показался мне усталым и грустным; сидел, рассеянно устремив взгляд куда-то сквозь стекло.
- Вы случайно не вегетарианец? - задал я дурацкий вопрос.
- Нет, - ответил он. - Не вижу в этом никакого смысла. Несколько лет назад, например, когда конь становился старым и не мог работать, его сдавали на бойню. И все же в стране было много лошадей. Теперь их сменили трактора... Что от этого выиграли лошади? Разумеется, ничего. Может быть, лет этак через двадцать кони останутся только в зоопарках...
- К сожалению, это так, - подтвердил я.
- Действительно, к сожалению... Блага, которые дает нам природа, оценить по достоинству бесконечно трудно.
Было очень неожиданным и удивительным услышать подобные мысли от такого простоватого на вид человека. И мне показалось странным, что я до сих пор ничего о нем не знал и не слышал. Если он здешний, то не мог же он оставаться никем не замеченный. Во всяком случае, в нем было что-то загадочное.
- Вы живете где-то поблизости?
- Нет, не совсем, - ответил он уклончиво.
- Мне подумалось, что вы шли от какого-то дома...
- Почему?
- Ваша одежда была почти сухой, когда я остановил машину.
- Ах да, я и забыл, что вы интересуетесь криминалистикой, - ответил он шутливо.
Это было уже чересчур! Я снова обернулся к нему, и наши взгляды скрестились. Ни у кого не встречал я столь проницательного и твердого взгляда.
И вдруг что-то мелькнуло в этих глазах.
- Осторожнее! - воскликнул он.
Но в голосе его не слышалось испуга, и я не затормозил. Только в следующее мгновение стало ясно, что машину заносит. Я быстро повернулся, взглянул, что там впереди, но машина уже начала скользить вниз по длинному и крутому склону, который терялся где-то за поворотом. Теперь машина летела вниз, уже совершенно неуправляемая. Я даже не успел ничего предпринять. И ранее случалось мне впадать в полное оцепенение, как теперь; я просто бездумно держал руль и не ощущал ничего - ни ужаса, ни отчаяния. Осознавал только, что машина сорвалась и летит в пропасть.
Именно летит - это, пожалуй, самое точное слово. Я помни), что не успел даже зажмуриться в предчувствии страшного удара. И вдруг с изумлением заметил, что машина плавно, как птица, проносится над бездной, вместо того чтобы рухнуть вниз. Я только придерживал руль, машина развернулась сама, и колеса легко, почти без толчка, коснулись асфальта.
С минуту я сидел словно в трансе. Первой моей мыслью было, что все это происходит во сне. Но нет, на сон не похоже. Я хорошо помню все, четко вижу мокрые листья и грязь на асфальте, ручеек, стекающий по изборожденному дождевыми потоками обрыву. Вижу птиц, усевшихся на телефонных проводах, совершенно ясно слышу пыхтенье паровоза, ползущего где-то в горах. Но яснее всего вижу бездну справа от себя, с ее резкой глубиной, мутную, взбаламученную бурей реку. Не сои, но, может быть, галлюцинация? Правда, галлюцинациям я не подвержен, тем более будучи в трезвом уме и здравой памяти.
Я совсем позабыл о человеке, сидевшем сзади. Неожиданно раздался его голос, по-прежнему ровный и негромкий:
- Не стоит так уж изумляться. Все, что произошло, - факт реальный и вполне естественный.
Я вздрогнул и обернулся. Он спокойно сидел на своем месте, словно бы ничего и не случилось.
- То есть как реальный?
- Абсолютно реальный! - ответил он серьезно. - Вы человек культурный, вы же знаете, как называется это явление.
- В том-то и дело, что такого явления не существует, - ответил я, все еще не вполне придя в себя. - Во всяком случае, ни один человек на свете этого не видел...
- Не стоит утверждать так безапелляционно... Разве вы ничего не слышали о левитации?
- Слышал, разумеется; но ведь это же какой-то факирский фокус... И кроме того, подобный фокус вряд ли можно проделать с легковой машиной.
Незнакомец улыбнулся.
- Да, с машиной несколько труднее... Но принцип тот же.
- Не хотите ли вы сказать, что знаете и умеете применять законы антигравитации?
- Да, что-то в этом роде...
- Но для этого нужен какой-то мощный источник энергии? - усомнился я.
- Понятие об энергии отнюдь не исчерпывается тем, что знают о ней люди...
Знают люди? Что он хочет этим сказать? Разве он не человек? Но какое бы значение ни крылось в словах, факт оставался фактом. Перед моими глазами все еще стоял грязный след от колес, оборвавшийся почти у самого края пропасти. И вместо того, чтобы лежать где-то там внизу со своей вдребезги разбитой машиной, я мирно сидел за рулем в нескольких метрах от возможной катастрофы. Я человек без предрассудков, я готов признать, что существует даже дьявол, но только в том случае, если увижу его собственными глазами. А человек на заднем сиденье мог быть похожим на кого угодно, только не на дьявола.
- Вы сделали это ради меня? - продолжал я задавать вопросы.
- Не совсем так... Ведь вы по моей вине чуть не попали в беду. Если бы я не сел в машину, этого бы не случилось. - Он откинулся назад и прибавил: - Ну поехали.
Я молча включил мотор и только теперь припомнил, что не выключал его. Я вел машину на небольшой скорости, руки у меня все еще слегка дрожали. Когда мы проехали сотню-другую метров, я снова подал голос:
- В сущности, каждый земной человек, кто бы он ни был, тайно верит в чудеса. И я только сейчас ясно осознал, почему. Потому что он никак не может примириться с мыслью о смерти.
- Вот уж что нельзя назвать чудом, - возразил он, - а также каким-то особенным благом. Бессмертие сознания не является проблемой в существующей и возможной жизни. Проблема совсем в другом...
- В чем именно?
- Много хотите знать, - шутливо сказал он. - Вообще проблема заключается в самом существовании...
- А вы земной человек? - спросил я внезапно.
Он промолчал.
- Интересно бы услышать ваше мнение...
- Мне это представляется совершенно невероятным, - ответил я. - То, что вы уже умеете, люди, наверно, смогут делать только спустя сотни лет...
- Оптимизм хорошая вещь, - сказал он. - И все же я не верю, что это будет так скоро.
- Отсюда следует, что вы посланец некой внеземной цивилизации?
- Вы мыслите логично! - ответил он.
- А разве это неверно?
- Доверяйте своей логике...
- А почему вы не отвечаете мне прямо?
- Очень просто, - сказал он. - Я обязан хотя бы формально придерживаться инструкций, которые мне даны.
- Ясно, - кивнул я.
Некоторое время мы ехали молча, но мысль моя продолжала напряженно работать. Любопытно все же, как легко, как быстро свыкается человек с самыми необычайными явлениями, стоит только ему однажды поверить в них. Я, кажется, действительно поверил, хотя разум мой все еще сопротивлялся.
Дождь перестал, и впервые с тех пор, как началась гроза, мимо проехали два грузовика. Это словно бы придало мне храбрости, и я спросил осторожно:
- Куда же вы направляетесь?
- Я уже сказал - просто так, путешествую...
- Тогда, может быть, заедете ко мне?
- А почему нет? - ответил он. - Такому человеку, как я, некуда спешить...
Мы были уже недалеко от Владо Тричкова. Навстречу попадались люди, по обочине босой мальчишка тянул на короткой веревке большую белую козу. Как всегда, перед кафе стояло несколько грузовиков, из открытых окон слышался обычный гомон. Я свернул с шоссе на узкую ухабистую дорогу, и она привела нас к даче.
- Приехали! - проговорил я, вздохнув с облегчением.
Мы вылезли из машины и пошли по дорожке. У ворот я нарочно пропустил его первым. Мы шли вдвоем под нависшими ветвями деревьев, задевая влажную листву, Крупные дождевые черви, розовые, отмытые дождем, ползали повсюду, и я заметил, как он осторожно переступал через них. Господи, совсем обыкновенный человек. Все в нем было очень земным, очень будничным - стоптанные ботинки, брюки, уже изрядно поношенные, даже рюкзак, в котором он, наверно, прячет свои удивительные сокровища. Да мне бы и во сне никогда не приснилось, что я встречу такого представителя звездных миров!
В холле он снял рюкзак, я предложил ему мягкое кресло, а сам расположился напротив. В ту минуту я не чувствовал ни смущения, ни беспокойства, ни даже особой почтительности - словно бы ко мне в гости зашел один из старых друзей. Теперь я мог смотреть ему прямо в лицо, но это ничего не прибавило - и лицо было самым обыкновенным. Он выглядел человеком из плоти и крови - от седых волос в бороде до рыжеватых выгоревших ресниц.
Неожиданно меня охватило неприятное чувство, что я стал жертвой какой-то мистификации.
- Что-нибудь выпьете? - спросил я.
- Стакан томатного сока, если можно, - ответил он спокойно.
Томатный сок и правда был в холодильнике.
- Добавить немного водки?
- Нет, только сок...
- Вы знаете, что еще есть в холодильнике?
- Да, набит основательно, - шутливо отозвался он. - И кроме всего прочего, там блюдо мелкой жареной рыбы.
Это было верно. Несколько дней назад я наловил рыбы в верховьях Искыра. Я сам ее жарил, но поесть еще не успел.
- Кстати, - сказал я обрадованно, - хотите достану?
- Нет, нет, спасибо, я не голоден...
- В конце концов, ведь вы, в точности как я, из плоти и крови... И, конечно, можете испытывать голод...
- Не совсем верно, - возразил он. - Тот, кого вы видите перед собой, скорее великолепная имитация...
- Как это понять?
- Вот так!
Он сосредоточился на миг, потом вдруг взмахнул рукой и ребром ладони ударил по круглому столику, разделявшему нас. Но вместо того чтобы стукнуться о стол, рука прошла сквозь твердый материал, словно была бесплотной. Я был поражен. Неизвестно почему, это произвело на меня даже более сильное впечатление, чем фантастический полет моей машины над бездной.
- Теперь вы видите, сколь странными свойствами может обладать материя, - по-прежнему шутливо заметил он. - Не правда ли, с ней можно сделать все, что угодно...
- Я где-то читал, - пробормотал я в изумлении, - что просто... это абсолютно невозможно...
- И я тоже об этом читал, - усмехнулся он. - Для вас действительно невозможно. Так же как и наши возможности не безграничны. Но во вселенной возможно все. Невозможно только, разумеется, создавать субстанцию. Она существует, и этим все исчерпывается.
Я молчал - не мог собраться с мыслями.
- Ну а как насчет вашего томатного сока? - спросил он.
Я встал и так же молча пошел на кухню, открыл холодильник. Прежде всего мне бросилось в глаза блюдо с рыбой. Я взял две жестяные банки томатного сока, два чистых стакана и вернулся в холл. Незнакомец сидел за столом все в той же позе и задумчиво смотрел в широкое окно. Пока я открывал банки с соком, он не произнес ни слова, и у меня было такое чувство, будто его вообще нет в этой комнате. Наконец я разлил сок и взял свой стакан.
- Давайте чокнемся! Хотя бы и томатным соком...
- Давайте чокнемся, - согласился он.
Стекло звякнуло, он поднес свой стакан к пересохшим губам. И как мне показалось, выпил с удовольствием.
- Позвольте задать вам еще один не слишком тактичный вопрос, - сказал я. - Насколько я понимаю, вы здесь, на Земле, не для того, чтобы своими знаниями помочь развитию нашей цивилизации. Тогда ради чего? Контролируете?
- Нет, конечно. Контролировать вас или помогать вам - значит вмешиваться в вашу жизнь. А мы никогда этого не будем делать. Я здесь в качестве обыкновенного наблюдателя от нашей цивилизации и беспристрастного информатора...
Не знаю почему, но это сообщение меня не удивило.
- Так я и думал, - пробормотал я.
Он с любопытством взглянул на меня:
- А именно?
- Логика очень простая, - ответил я. - Бесконечность вселенной предполагает неисчислимое множество форм материи. И разумеется, нельзя утверждать, что только здесь, на нашей маленькой планете, существует та единственная форма, которую именуют человеческим сознанием. По-моему, это абсурдно.
Он чуть заметно улыбнулся.
- Разве не так? - удивился я.
- Продолжайте, продолжайте...
- Итак, наша цивилизация существует всего несколько тысяч лет, и все же это единая развитая цивилизация. Скоро нога человека вступит и на другие планеты. А если бы она существовала несколько миллионов лет? Логика подсказывает вероятность существования во вселенной еще более развитой, могучей цивилизации; очевидно, для нее не представляло бы особой проблемы узнать о нас и войти в контакт с нами. Я не раз сам себе задавал вопрос, почему этого не происходит, почему так изолирована и одинока наша маленькая планета.
- Но я мог бы вам возразить, что время и пространство реально существуют, - ответил он спокойно. - И что масштабы, по которым живет ваша цивилизация, несоизмеримы с масштабами времени и пространства в нашей Галактике.
- Нет, такое утверждение представляется мне абсурдным, - сказал я. - Мне трудно поверить, что даже скорость света - предельная скорость, с которой мы можем передвигаться в пространстве. Все эти понятия крайне относительны. Абсолютна сама субстанция. И глубокое проникновение в ее сущность, наверно, откроет много возможностей для непосредственных контактов и обмена информацией. Тогда почему их нет? Очевидно, потому, что это не нужно и лишено смысла.
Я замолчал и посмотрел на него выжидающе.
Он тоже молчал и медленно, словно машинально покачивал головой.
- Следует признать, что ваши рассуждения отнюдь не лишены логики, - ответил он наконец. - И несмотря на это, они весьма произвольны. Приведу один простой пример. Если, как вы говорите, возможны любые комбинации материи, то разве нельзя предположить, что существует и такая комбинация - одна Галактика с одной человеческой цивилизацией?
- Почему же нет? - спросил я легкомысленно.
- Но тогда рушится ваша теория о непременных контактах.
Да, конечно, он был прав.
- И кроме того, - продолжал незнакомец, - не стоит приписывать всякому сознанию те качества, которые свойственны сознанию земного человека. Ведь возможно и такое сознание, которое отличается от вашего, и вы просто не заметите его, не обратите внимания. Или оно заметит вас, но окажется, что вы не находитесь в сфере его интересов. Разве вы замечаете муравьев, ползающих по вашему саду, хотя знаете, что это живые существа? И вы не стремитесь ведь чем-то помочь им?
- Но они же не разумные существа!
- А кто вам сказал? Может быть, это не столько абсолютно точный факт, сколько ваше о них представление? И, может быть, все совершенно не совпадает с вашей точкой зрения на то, что вы, люди, называете развитием? Кроме того, вы говорите о сознании вообще, в космическом масштабе, и не умеете отметить хотя бы одно постоянное и характерное его качество. Можно допустить, например, что самым существенным качеством сознания является недолговечность. Или самоуничтожение на определенном этапе развития. Тогда отпадает и ваш основной тезис о бескрайнем его совершенствовании на протяжении огромного периода времени.
- Да, вы правы, - ответил я смущенно. - Хотя сам факт вашего присутствия не говорит в пользу таких доводов.
- Я говорил сейчас не о фактах, а о вашей логике.
- Тогда я предпочел бы, чтобы мы поговорили о конкретных фактах.
Он снова покачал головой.
- К сожалению, конкретные факты мы с вами не будем обсуждать.
- Но почему? - спросил я с досадой.
- Я мог бы, конечно, вам объяснить... Но нужно, чтобы вы сами добыли свои знания. И своими собственными усилиями изменяли жизнь... Как вы не можете усвоить, что именно в этом смысл существования земного человека?
Голос у него был тихий, но глубокий, с каким-то странным тембром, и впервые мне пришла в голову мысль, что это не совсем человеческий голос.
- Вероятно, вы правы, - ответил я. - То, что вы сказали, я понимаю, но не могу вникнуть в сущность вашей нравственности. Ведь вот вы живете среди нас, видите страдания, ложь, насилие, видите, как, беспомощные, отчаявшиеся, бьемся мы иногда в заколдованном круге невежества. И в то же время хорошо знаете, как помочь укрепиться всему доброму и справедливому. Но не вмешиваетесь. Не искажает ли это смысл вашего существования?
Он взглянул на меня как-то особенно.
- Тогда вообразите себе, что в нашей нравственности намного больше разума, чем чувства.
- Трудно мне это понять, - сказал я. - Ваша цивилизация более совершенна, чем наша; значит ваша нравственность должна быть выше. И, вероятно, у вас вызывают ужас некоторые явления, с которыми мы свыклись. Войны, например. Представьте себе, что завтра перед нашим человечеством встанет угроза ядерного самоуничтожения. Неужели вы даже этому не помешаете?
- Нет, конечно, - твердо сказал он. - Вы обязаны сами найти выход из кризиса. Если мы вам помешаем, вы не приобретете иммунитета и впоследствии погибнете от еще более страшной катастрофы.
- Да, вывод логичный! И тем не менее я не могу его принять. Почему вы не можете избавить нас от мук, в которых мы сами не повинны? Спасите хотя бы от рака... Или от туберкулеза.
- Ведь я уже объяснил вам, - ответил он, слегка нахмурясь. - Те, кто умнее меня, решили, как следует поступать, и я не имею права ничего изменить.
Внезапно мне пришла на ум спасительная мысль:
- Тогда помогите хотя бы моему другу. Согласитесь, что один-единственный случай вмешательства не изменит исторического пути развития человеческого общества.
Он молча откинулся назад. И мне показалось, что в тот момент он заколебался.
- Нет, я не имею права! - сказал он, опять нахмурившись.
- А почему же вы помогли мне? Почему избавили меня от смерти?
- Тогда я подумал, что это несчастье случилось по моей вине. А я не имею права быть виновным.
Меня вдруг охватило чувство безнадежности, и я замолчал. Молчали мы оба. На улице уже стемнело, но в комнате было все так же светло, как днем. Странно, в ту минуту на меня это не произвело особенного впечатления.
- И все-таки вы будете соучастником в наших делах, - сказал я. - Я опишу все, что сегодня случилось.
- Ну, это не проблема, - усмехнулся он. - Я в одно мгновение мог бы стереть в вашем мозгу все, что вы собираетесь запомнить.
- И вы действительно это сделаете?
- Да нет, конечно... Пишите что хотите. Все равно никто вам не поверит...
- Не поверят отдельному случаю, возможно, но поверят истинам, которые я выскажу.
- Эти истины давно известны людям, - ответил он. - Я не открыл вам никакой Америки.
Это были его последние слова, которые я помню. Проснулся я на рассвете одетый, в том же кресле, где сидел накануне вечером. Вернее, там, где меня усыпили. Незнакомец прикрыл меня легким одеялом и, разумеется, исчез.
Нет, я помнил все, он не посягнул на мою память. Я встал и открыл окно. Солнце еще не показалось из-за горной вершины, но весь двор передо мной был залит нежным светом. В глубине двора, словно маленькие планеты, белели хризантемы. Так тихо было, ни один лист не шелохнулся на деревьях. Бисеринки росы едва заметно переливались разными цветами. Не знаю, в каком мире живет он, но наш мир действительно прекрасен. И может быть, в его одиноких скитаниях это было единственной ему наградой?
Несколько дней я жил словно во сне. Естественно, я работал, но все, что ложилось на бумагу, казалось мне вялым и пресным, как трава. Потом я бросил работу и принялся читать. Но и это не помогало. Наконец воскресным днем я завел машину и осторожно спустился вниз по узкой проселочной дороге. Выбравшись на шоссе, я свернул налево по направлению к санаторию, хотя как будто и не думал туда ехать. Чем быстрее сокращалось расстояние, тем сильнее росла в душе тревога, и я чувствовал, как у меня начинают дрожать колени. Но несмотря на это, я все прибавлял скорость; машина неслась по шоссе на своих лысых, стершихся шинах. Вскоре я увидел место, где едва не произошла катастрофа, но не остановился. Я просто сгорал от какого-то внутреннего нетерпения.
Даже не помню, как добрался я наконец до санатория. Постучал в белую дверь кабинета доктора Веселинова и вошел, не ожидая приглашения. Врач сидел на своем обычном месте, разглядывая рентгеновские снимки. Он посмотрел на меня, на лице его было написано изумление:
- Это просто невероятно! - сказал он вдруг осипшим голосом.
Я почувствовал, как огромное облегчение, словно чужая горячая кровь, растеклось по моим жилам.
- Невероятно? А что именно?
- Ваш друг выздоровел.
- Как это выздоровел? - Я лицемерно изобразил удивление.
- А вот так. По-настоящему, абсолютно выздоровел. Вот его снимки - словно бы он никогда и не болел. Его легкие полностью обновились.
Я не стал смотреть снимки, мне незачем было их смотреть.
- Не может быть! - сказал я. - Наверно, просто перепутали снимки.
- Как то есть "не может быть"? - ответил он раздраженно. - Это факт! Перед вами уже вторые снимки, все было сделано под моим личным контролем.
Я счел благоразумным промолчать. Во взгляде доктора по-прежнему сквозило недоумение, он глуповато хлопал выгоревшими ресницами.
- Я сделаю завтра научное сообщение! - воскликнул он. - Мои коллеги будут потрясены!
- Не стоит делать никакого сообщения, - усмехнулся я.
- Почему? - удивился он.
- Потому что это невозможно обосновать научно. Вы просто сообщите об одном факте, которому по сможете дать научного объяснения.
Он нахмурился, но промолчал.
- И во-вторых, что очень важно, поймите, вам никто не поверит.
- Ну почему не поверят? - вспылил он. - Ведь есть же снимки!
- Снимки, снимки... Чепуха! Вы ведь видели по крайней мере двадцать снимков "летающих блюдец", но не поверили?
- Да, по... существует этот выздоровевший человек...
- Смею утверждать, что и это вам не поможет...
- Вы что, не верите? - спросил он резко.
- Я-то, конечно, верю. Но другие не поверят. Вы научный работник, разве вы сами не понимаете? Это невозможно. Все ваши коллеги подумают, что вы или сумасшедший, или мошенник. Второе представится более вероятным, но и более печальным.
Теперь он перестал моргать, как будто протрезвел. Незаметно, молча наблюдал я, как мучительно он размышляет, его здоровый, свежий ум просто разрывался там, в черепной коробке!
- А знаете что, ведь вы совершенно правы, - наконец произнес он с облегчением. - Конечно же, единственный факт это еще не доказательство...
- А где он?
- Кто? - спросил он рассеянно.
- Мой друг.
- Встал, естественно. Понемногу гуляет в парке.
Всего несколько шагов отделяли меня от раскрытого окна. Я сразу же увидел его - он стоял возле декоративного куста и держал в руках что-то белое, похожее издали на птичье яйцо. Он рассматривал предмет сосредоточенно, время от времени проводя по нему ногтем.
- Что ты там делаешь? - окликнул я его.
Он вздрогнул и обернулся. Лицо его неузнаваемо изменилось, оно не было похоже на лицо того человека, которого я навещал несколько дней назад.
- Ничего, - ответил он смущенно.
- А что ты держишь в руке?
- Улитку...
- Сейчас же положи ее обратно, - сказал я раздраженно. - Слышишь?
- Почему?
- Потому что я тебе это говорю!.. Идем, быстро!
Он не стал спорить, повернулся и начал бережно устраивать улитку на веточке. Но когда он отнял руку, она сорвалась и упала. Он нагнулся и поднял ее с земли.
Павел Вежинов. Однажды осенним днем на шоссе